мысли

История одного языка…

До Второй мировой войны немецкий язык и немецкая культура (наука, философия, музыка, кинематограф) были определяющими факторами европейского самосознания и европейской идентичности. Немецкие университеты и европейская наука были ведущими в мире. Знание немецкого языка было обязательным для всех образованных людей — вплоть до Киева, Москвы и Санкт-Петербурга. В немецкие университеты ехала учиться молодежь со всего мира. Нужно еще добавить север Италии (до Тренто и Вероны), Черновцы (самый восточный немецкоязычный университет Европы) и ряд других регионов. И важно еще учесть, что перед Первой мировой в Европе были прозрачные границы и люди не мыслили нынешними политическими категориями. Опыт 1914-1945 годов (фактически — 30-летняя война в Европе) все изменил. Системообразующими факторами современного мира стал английский язык и англо-саксонское влияние (в первую очередь — США). Лучшие университеты в мире — в США. Мир говорит на плохом английском. В Германии на философских факультетах тон задает аналитическая философия. Немецкие ученые значительную часть своих книг пишут по-английски. Все смотрят американское кино. Немецкоязычная культура съежилась «до одной из» локальных культур (пусть и одной из самых влиятельных). Немецкая литература, немецкая музыка, немецкая философия давно уже не играют той роли, какую играли в начале прошлого века. Очень жаль… Но не надо думать, что мир в его современных формах и контурах — вечен. Когда-то подобное будут писать об английском языке и англо-саксонской культуре. Думаю, это произойдет достаточно скоро… Почему — это отдельный разговор.

Print Friendly
Standard
Этюды и наблюдения

Главные ценности ближайшего будущего

Мир «после instagram»

Одиночество и тишина — вот главные ценности ближайшего будущего. Когда публичность и социальный контроль (все данные о человеке, все что он смотрит и слушает, покупает и потребляет, с кем он живет и встречается, с кем он дружит и враждует) достигнут пугающего предела, человек снова будет учиться уходить в себя. Он будет прятаться от мира, он возложит на себя добровольную схиму одиночества и молчания. Возможно, он начнет думать. Тогда мышление и чувства станут более глубокими и утонченными. Это будет мир «после instagram» и после гула всеобщей болтовни. Думаю, нас ждет прекрасное будущее…

Print Friendly
Standard
Этюды и наблюдения

Дух Средневековья и современный человек

Эпоха рыцарей и прекрасных дам

Современный человек восхищается Средневековьем. И в то же время он, осознано или нет, повторяет нелепые мифы об этой эпохе. В этом его глубокая и болезненная раздвоенность. Как ее объяснить? Средневековье — это эпоха, в которой культивировались добродетели и черты характера, которых нам сегодня так недостает: честность, прямота, верность, мужество, самопожертвование, благородство, напряженность интеллектуальной и религиозной жизни. Конечно, нельзя идеализировать ни одну эпоху европейской истории. Но важно обращать внимание на то, что написано на ее знаменах. На то, чем восхищаются и чему поклоняются в эту эпоху. Спросим себя: чем восхищаются и чему поклоняются сегодня? Кто они, герои нашего времени? Смогут ли они вдохновлять будущее поколения? Continue reading

Print Friendly
Standard
мысли

О соблазнах ложной Европы

Парижская декларация и реакция на нее европейской прессы

7 октября 2017 года в интернете на девяти европейских языках была опубликована Парижская декларация под названием «Европа, в которую мы верим» Текст Декларации Ее подписали 12 ведущих европейских интеллектуалов, среди которых такие выдающиеся мыслители, как Реми Браг (Rémi Brague), Роджер Скратон (Roger Scruton), Роберт Шпеман (Robert Spaemann) и др. Без преувеличения этот документ можно назвать одним из главным интеллектуальным событием года. Но европейская пресса (я имею в виду ведущие газеты, а не второстепенные интернет-ресурсы) обошла публикацию Парижской декларации молчанием. Continue reading

Print Friendly
Standard
мысли

Монархічна ідея у ХХІ столітті

Чи потрібна монархія країнам сучасної Європи

Чи потрібна монархія у ХХІ столітті? Я навіть уточнив би запитання: чи потрібна монархія країнам сучасної Європи? Впевнений, що значна частина моїх співгромадян дасть на це запитання негативну відповідь. І така реакція цілком зрозуміла. Адже протягом останнього століття українська ментальність формувалася у контексті спочатку народницької, а потім радянської ідеологій. Для цих ідеологій (що мають між собою багато спільних рис) монархія втілює всі негативні характеристики жорстокої і репресивної політичної влади. Continue reading

Print Friendly
Standard
Философские путешествия

Раненое сердце

Черновцы. От восточного форпоста европейской культуры к западному форпосту советской империи. Какое будущее ждет этот уникальный город?

В конце февраля я участвовал в конференции, проходившей в Черновцах. Город произвел на меня очень приятное впечатление. Медленно, но достаточно уверенно Черновцы просыпаются от летаргии советского господства. Когда в 80-х этот город открывал для себя немецкий историк Карл Шлегель, его поразила глубокая провинциальность городской жизни. В начале ХХ века здесь издавали пять ежедневных газет на немецком языке (не учитывая вечерних выпусков), а в лучших кафе города выкладывали более 100 газет и журналов. Черновицкие газеты читали даже в европейских столицах. Образованные черновчане знали все философские и литературные новинки Европы, у них, по словам Шлегеля, было «соседское отношение к тому, что думают и пишут в Бухаресте, Вене и Берлине. Continue reading

Print Friendly
Standard
мысли

Новый взгляд на историю или как нам избавиться от комплекса жертвы

«Народническая» концепция украинской истории

В предисловии к первому изданию своей «Истории Украины-Руси» (1898) Михаил Грушевский замечает, что «наша история дает нам преимущественно невеселый образ», но общество должно иметь мужество «взглянуть на неприкрашенную правду своего прошлого», чтобы «почерпнуть в нем силу». Украинский историк осознает новизну своего труда: создать единый и целостный нарратив, который охватывал бы длительный период от времен Киевской Руси до «национального возрождения» рубежа XIX-XX веков. Continue reading

Print Friendly
Standard
Этюды и наблюдения

Тень «нового Рима» или истоки русского антизападничества

Рождение истории из духа поэзии и языка

В основании истории каждого народа лежат определенные идеи. Римскую идею придумали историки и поэты. О том, кто такие римляне и в чем их мировое предназначение, рассказали Тит Ливий и Вергилий (в форме исторического трактата и в форме поэтического мифа). Тем самым они стали творцами римского самосознания. Точно так же, рассказывая истории о себе, мы творим собственную биографию. Франки, приняв католицизм и осознав себя наследниками римской политической идеи, положили начало новой Европе. Когда в средневековье развернулась борьба между папами и императорами, это разделило тогдашних европейцев на два больших лагеря. Continue reading

Print Friendly
Standard
Этюды и наблюдения

Февраль семнадцатого: первые проблески свободы или начало катастрофы?

Мифы о февральской революции 1917

Ровно сто лет назад, в самом конце февраля, в Российской империи произошла революция. Вокруг это события сложилось много мифов. Вот один из них: империя обветшала и должна была развалиться с неумолимостью античного рока.Миф второй: именно «Февраль» был настоящей революцией, а в «Октябре» произошел переворот. «Февраль» — торжество демократии, а «Октябрь» — заговор злых сил, подлое вероломство группы фанатиков во главе с Лениным. Наконец, третий миф: февраль стал торжеством демократических идей. Но действительно ли империя прогнила? Можно ли назвать февральские события революцией? Было ли это торжеством демократии? Continue reading

Print Friendly
Standard
Этюды и наблюдения

Падение европейской меритократии или закат «правления лучших»

Дерзновенная и глубинная английская революция конца XIX начала XX века

В книге Уинстона Черчилля «Мои ранние годы» (1874-1904) есть один весьма примечательный фрагмент. Черчилль вспоминает 1896 год, когда он, 22-летний офицер 4-го гусарского полка, в ожидании отправки в Индию, предавался радостям светской жизни. «В те дни Английское Общество еще жило по старинке. Это было яркое и могущественное племя, державшееся совершенно теперь забытых норм поведения и способов их охраны. В значительной степени все знали друг друга. Около ста великих фамилий, правивших Англией на протяжении многих веков, были связаны тесным родством через браки. Continue reading

Print Friendly
Standard