Этюды и наблюдения

Тайна человеческой природы

«Всяк человек ложь».

Мое поколение знает одну тайну человеческой природы. Правда, речь идет не обо всем человечестве, а о той ее части, которая обитала и обитает на территории бывшей империи. Знание этой тайны делает нас критическими реалистами и особенно наглядно иллюстрирует библейскую фразу «всяк человек ложь». Тайна такая: человек без твердых принципов и без длительной практики культивирования добродетелей, — это текучее бесформенное существо, готовое принять любые образы и любые идеологии. Если речь идет о власти, о доминировании, о кратковременной выгоде или о физическом выживании. Вчерашние марксисты в пух и прах разносят Маркса, вчерашние коммунисты и комсомольцы предстают в образе самых радикальных националистов и учат всех любить родину. Вчерашние атеисты озабочены вопросами чистоты православия. «Умрешь — начнешь опять сначала, и повторится все, как встарь»… Иметь твердые принципы весьма обременительно в наших краях. Но, с другой стороны, как же тогда сохранить человеческое достоинство и сам образ человеческий? Впрочем, эти вещи рыночной цены не имеют. Зачем тогда ими утяжелять собственное бытие? Правда, если освободиться от этих ненужных вещей, останется ли вообще бытие?…

Print Friendly
Standard
Христианство и традиция

Почему мы нуждаемся в религии?

Что дает религия и чего не может дать наука?

Почему мы нуждаемся в религии? И почему потребности в религии не может устранить современная наука? Или: что дает религия и чего не может дать наука? Профессор философии Колумбийского университета Stephen Asma, автор книги “Why We Need Religion”, пытается дать свой ответ.
Автор — атеист и считает религию нерациональной, а религиозные вернования — в большинстве случаев нерациональными (с чем я не могу согласиться). Но он считает критику религии со стороны таких атеистов, как Ричард Докинз, Эдвард Уилсон или Сэм Харрис, не вполне корректной. Почему? Continue reading

Print Friendly
Standard
мысли

Что мы даем другим людям? И что мы хотим от них получать?

Что мы даем другим людям? И что мы хотим от них получать? Общение — это таинственный обмен, алхимия, добыча золота из материалов наших эмоций, чувств, движений и слов. Магия прикосновений к руке другого, к душе другого. Но чаще всего пространство нашего общения засорено. Грязь и нищета социальных сетей и СМИ — еще полбеды. Но когда мы встречаемся друг с другом, о чем и как мы говорим? Это все взаимосвязано. Социальные сети показывают наше неумение общаться. А СМИ совсем не предполагают собеседника по ту сторону экрана. Но без собеседника нет и нас самих. К сожалению, мы и не подозреваем, что общению нужно учиться. Что беседа это искусство. Общение с людьми, с животными, с природой, — это и есть искусство жизни. Без этого искусства в нас образуется пустота, которую ничем не заполнить. Так постепенно, незаметно, жизнь подменятся ее тенью, ее искаженным подобием. И мы теряем к жизни всякий интерес. Она становится навязанной привычкой, иногда забавной, иногда унылой. Как если бы мы пустились в путешествие и по дороге забыли откуда мы вышли и куда направляемся. Но, как известно, в каждой сказке всегда возможно чудо. Чудо встречи, общения, внутренней близости… Важно только, чтобы мы к этому чуду были готовы…

Print Friendly
Standard
мысли

История одного языка…

До Второй мировой войны немецкий язык и немецкая культура (наука, философия, музыка, кинематограф) были определяющими факторами европейского самосознания и европейской идентичности. Немецкие университеты и европейская наука были ведущими в мире. Знание немецкого языка было обязательным для всех образованных людей — вплоть до Киева, Москвы и Санкт-Петербурга. В немецкие университеты ехала учиться молодежь со всего мира. Нужно еще добавить север Италии (до Тренто и Вероны), Черновцы (самый восточный немецкоязычный университет Европы) и ряд других регионов. И важно еще учесть, что перед Первой мировой в Европе были прозрачные границы и люди не мыслили нынешними политическими категориями. Опыт 1914-1945 годов (фактически — 30-летняя война в Европе) все изменил. Системообразующими факторами современного мира стал английский язык и англо-саксонское влияние (в первую очередь — США). Лучшие университеты в мире — в США. Мир говорит на плохом английском. В Германии на философских факультетах тон задает аналитическая философия. Немецкие ученые значительную часть своих книг пишут по-английски. Все смотрят американское кино. Немецкоязычная культура съежилась «до одной из» локальных культур (пусть и одной из самых влиятельных). Немецкая литература, немецкая музыка, немецкая философия давно уже не играют той роли, какую играли в начале прошлого века. Очень жаль… Но не надо думать, что мир в его современных формах и контурах — вечен. Когда-то подобное будут писать об английском языке и англо-саксонской культуре. Думаю, это произойдет достаточно скоро… Почему — это отдельный разговор.

Print Friendly
Standard
Этюды и наблюдения

Главные ценности ближайшего будущего

Мир «после instagram»

Одиночество и тишина — вот главные ценности ближайшего будущего. Когда публичность и социальный контроль (все данные о человеке, все что он смотрит и слушает, покупает и потребляет, с кем он живет и встречается, с кем он дружит и враждует) достигнут пугающего предела, человек снова будет учиться уходить в себя. Он будет прятаться от мира, он возложит на себя добровольную схиму одиночества и молчания. Возможно, он начнет думать. Тогда мышление и чувства станут более глубокими и утонченными. Это будет мир «после instagram» и после гула всеобщей болтовни. Думаю, нас ждет прекрасное будущее…

Print Friendly
Standard
Этюды и наблюдения

Дух Средневековья и современный человек

Эпоха рыцарей и прекрасных дам

Современный человек восхищается Средневековьем. И в то же время он, осознано или нет, повторяет нелепые мифы об этой эпохе. В этом его глубокая и болезненная раздвоенность. Как ее объяснить? Средневековье — это эпоха, в которой культивировались добродетели и черты характера, которых нам сегодня так недостает: честность, прямота, верность, мужество, самопожертвование, благородство, напряженность интеллектуальной и религиозной жизни. Конечно, нельзя идеализировать ни одну эпоху европейской истории. Но важно обращать внимание на то, что написано на ее знаменах. На то, чем восхищаются и чему поклоняются в эту эпоху. Спросим себя: чем восхищаются и чему поклоняются сегодня? Кто они, герои нашего времени? Смогут ли они вдохновлять будущее поколения? Continue reading

Print Friendly
Standard
мысли

О соблазнах ложной Европы

Парижская декларация и реакция на нее европейской прессы

7 октября 2017 года в интернете на девяти европейских языках была опубликована Парижская декларация под названием «Европа, в которую мы верим» Текст Декларации Ее подписали 12 ведущих европейских интеллектуалов, среди которых такие выдающиеся мыслители, как Реми Браг (Rémi Brague), Роджер Скратон (Roger Scruton), Роберт Шпеман (Robert Spaemann) и др. Без преувеличения этот документ можно назвать одним из главным интеллектуальным событием года. Но европейская пресса (я имею в виду ведущие газеты, а не второстепенные интернет-ресурсы) обошла публикацию Парижской декларации молчанием. Continue reading

Print Friendly
Standard
мысли

Монархічна ідея у ХХІ столітті

Чи потрібна монархія країнам сучасної Європи

Чи потрібна монархія у ХХІ столітті? Я навіть уточнив би запитання: чи потрібна монархія країнам сучасної Європи? Впевнений, що значна частина моїх співгромадян дасть на це запитання негативну відповідь. І така реакція цілком зрозуміла. Адже протягом останнього століття українська ментальність формувалася у контексті спочатку народницької, а потім радянської ідеологій. Для цих ідеологій (що мають між собою багато спільних рис) монархія втілює всі негативні характеристики жорстокої і репресивної політичної влади. Continue reading

Print Friendly
Standard
Философские путешествия

Раненое сердце

Черновцы. От восточного форпоста европейской культуры к западному форпосту советской империи. Какое будущее ждет этот уникальный город?

В конце февраля я участвовал в конференции, проходившей в Черновцах. Город произвел на меня очень приятное впечатление. Медленно, но достаточно уверенно Черновцы просыпаются от летаргии советского господства. Когда в 80-х этот город открывал для себя немецкий историк Карл Шлегель, его поразила глубокая провинциальность городской жизни. В начале ХХ века здесь издавали пять ежедневных газет на немецком языке (не учитывая вечерних выпусков), а в лучших кафе города выкладывали более 100 газет и журналов. Черновицкие газеты читали даже в европейских столицах. Образованные черновчане знали все философские и литературные новинки Европы, у них, по словам Шлегеля, было «соседское отношение к тому, что думают и пишут в Бухаресте, Вене и Берлине. Continue reading

Print Friendly
Standard
мысли

Новый взгляд на историю или как нам избавиться от комплекса жертвы

«Народническая» концепция украинской истории

В предисловии к первому изданию своей «Истории Украины-Руси» (1898) Михаил Грушевский замечает, что «наша история дает нам преимущественно невеселый образ», но общество должно иметь мужество «взглянуть на неприкрашенную правду своего прошлого», чтобы «почерпнуть в нем силу». Украинский историк осознает новизну своего труда: создать единый и целостный нарратив, который охватывал бы длительный период от времен Киевской Руси до «национального возрождения» рубежа XIX-XX веков. Continue reading

Print Friendly
Standard