Этюды и наблюдения

Украина — это империя?

Что вам сразу приходит на ум, когда вы слышите слово «империя»?

Что-то связанное с господством, подавлением, репрессиями? Конечно, все это было в истории. Но не это определяет смысл слова «империя». Римская империя была минимальным государством. Священная Римская Империя была символическим образованием, объединявшим многие десятки государств и городов. Речь Посполитая была империей, хотя в переводе с польского это «республика». Современные США — это по-сути империя. В истории было много типов империй. Но главный их смысл — наднациональная система, в которой взаимодействуют разные народы, культуры и языки. И обогащают друг друга. Исходя из всего сказанного, можно ли назвать Украину империей? Или версией мини-империи? Давайте поговорим на эту тему
После наших дебатов с Сергеем Дацюком наше видео продолжают живо комментировать. Я очень рад, что философская беседа вызывает такой интерес, такую живую дискуссию, живой отклик. Среди многих комментариев выделяется нечто общее, о чём хотел бы поговорить подробнее. Continue reading

Print Friendly
Standard
Forbes

Чому ми мріємо?

Ось справжнісіньке філософське питання! Додам до нього ще кілька.

А що таке мрії?

Чи корисно мріяти?

Чи вміємо ми мріяти?

Почну з етимології. У «мрії» та сама основа, що й у слів «мить», «миготіти». Першопочатковим значенням, найімовірніше, було «бачення», «запаморочення». В українському «мрія» (від дієслова «мріяти») теж вчувається щось від примарної уяви («марення», «марево»), як і в польських словах marzenie, marzyć.

Як бачите, «мрія» зовсім не невинне слово. У ньому таяться приховані сили, зв’язок із тим, що потрібно ще вгадати і прискіпливіше розглянути. Мрія може надихнути, але може й створити приховану загрозу. Недарма православні старці радили своїм духовним дітям не мріяти, розуміючи мрії саме в цьому загрозливому сенсі. Continue reading

Print Friendly
Standard
мысли

Марк Аврелий «Наедине с собой»

Комментарии Андрея Баумейстера.Книга вторая, фрагмент 13

Служение своему «внутреннему демону»

13. «Нет ничего более жалкого, чем тот, кто все обойдет по кругу, кто обыщет, по слову поэта. «все под землею» и обследует с пристрастием души ближних, не понимая, что довольно ему быть при внутреннем своем гении и ему служить искренно. А служить — значит блюсти его чистым от страстей, от произвола, от негодования на что-либо, исходящее от богов или людей. Ибо то, что от богов, своим превосходством вселяет трепет, а что от людей — по-родственному мило. Ведь иной раз и жалко их за неведение того, что добро и что зло. Ибо этот недуг ничуть не лучше того, из-за которого лишаются способности различать черное и белое» (перевод А.К.Гаврилова). Continue reading

Print Friendly
Standard
мысли

Марк Аврелий «Наедине с собой».

Комментарии Андрея Баумейстера Книга вторая, фрагмент 12.

Для чего нам смерть?

12. Как быстро все исчезает, из мира — само телесное, из вечности — память о нем; и каково все чувственное, в особенности то, что приманивает наслаждением или пугает болью, о чем в ослеплении кричит толпа. Как это убого и презренно, смутно и тленно, мертво! Разумной силе — усмотреть, что такое они, чьи признания и голоса (несут) славу? И что такое умереть? и как, если рассмотреть это само по себе и разбить делением мысли то, что сопредставляемо с нею, разум не признает в смерти ничего кроме дела природы. Если же кто боится дела природы, он — ребенок. А тут не только дело природы, но еще и полезное ей. Как прикасается человек к богу и какой своей частью, и в каком тогда состоянии эта доля человека (перевод А.К.Гаврилова). Continue reading

Print Friendly
Standard
мысли

Марк Аврелий. Наедине с собой

Комментарии Андрея Баумейстера
Книга вторая, фрагменты 8-9 и 11

8. «Не скоро приметишь злосчастного от невнимания к тому, что происходит в душе другого; а те, кто не осознает движений собственной души, на злосчастие обречены» (перевод А.К.Гаврилова).

Этот краткий фрагмент больше похож на афоризм. Главная мысль выражена предельно ясно: несчастен (kakodaimonôn) тот, кто невнимателен к своей душе. Или: кто не замечает, что происходит в его собственной душе, не может быть счастливым. Но за этой краткостью скрывается ряд интересных нюансов. Фраза построена на противопоставлении: несчастье не в том, что ты не замечаешь движений чужой души, а в том, что ты не замечаешь собственных душевных движений. Continue reading

Print Friendly
Standard
мысли

Марк Аврелий. Наедине с собой

Комментарии Андрея Баумейстера
Книга вторая, фрагменты 3-5 и 7

3. «Что от богов, полно промысла; что от случая — тоже не против природы или увязано и сплетено с тем, чем управляет промысл. Все течет — оттуда; и тут же неизбежность и польза того мирового целого, которого ты часть. А всякой части природы хорошо то, что приносит природа целого и что ту сохраняет. Сохраняют же мир превращения, будь то первостихий или же их соединений. Прими это за основоположения, и довольно с тебя. А жажду книжную брось и умри не ропща, а кротко, подлинно и сердечно благодарный богам» (перевод А.К.Гаврилова). Continue reading

Print Friendly
Standard
мысли

Марк Аврелий. Наедине с собой

Книга вторая, фрагменты 1-2
Комментарии Андрея Баумейстера

«1. С утра говорить себе наперед: встречусь с суетным, с неблагодарным, дерзким, с хитрецом, с алчным, необщественным. Все это произошло с ними по неведению добра и зла. А я усмотрел в природе добра, что оно прекрасно, а в природе зла, что оно постыдно, а еще в природе погрешающего, что он родствен мне — не по крови и семени, а причастностью к разуму и божественному наделу. И что ни от кого из них не могу я потерпеть вреда — ведь в постыдное никто меня не ввергает. а на родственного не могу же я сердиться или держаться в стороне от него, раз мы родились для общего дела, как ноги и руки, как ресницы, как верхний ряд зубов и ряд нижний. Так вот: противодействовать другому противно природе, а негодовать и отвращаться — это противодействие» (перевод А.К.Гаврилова). Continue reading

Print Friendly
Standard
Интервью

Загрози хибної Європи: філософські роздуми над текстом Паризької декларації

1. Головні тези Паризької декларації. Що таке «справжня Європа»?

Для тексту вкрай важливе протиставлення справжньої і хибної Європи. Насамперед погляньмо на те, що таке «справжня Європа». Це спільнота народів, що утворює єдність-у-різноманітності – розмаїття націй, мов, культур і традицій у єдиному духовному й символічному просторі. Ця духовна єдність, що визначає ідентичність справжньої Європи, постала з кількох джерел. Continue reading

Print Friendly
Standard
Этюды

Магия чтения

Нужно ли забивать голову бесполезной информацией или для чего нам нужны исторические даты?

За последние лет тридцать я часто встречал высоколобых интеллектуалов, которые оправдывали надвигающееся невежество и варварство с каким-то почти восторгом, «во имя прогресса». Молодые люди стали меньше читать? Да просто на смену нудным книжным червям приходят светлые поколения визуалов. Студенты считают, что эпоха Просвещения была в десятом веке, а Декарт вдохновенно творил в девятнадцатом? Да зачем им эти ненужные даты, эпохи, вместе с Просвещением и Декартами-Паскалями! Не забивайте молодым людям головы бесполезной информацией! И вообще, даты и имена можно подсмотреть в интернете. Пусть молодые люди помнят то, что им важно и интересуются тем, что им полезно. Но неужели грамотно говорить и писать, знать даты, имена и названия книг (хотя бы названия!), — действительно не важно? Continue reading

Print Friendly
Standard
Этюды и наблюдения

Тайна человеческой природы

«Всяк человек ложь».

Мое поколение знает одну тайну человеческой природы. Правда, речь идет не обо всем человечестве, а о той ее части, которая обитала и обитает на территории бывшей империи. Знание этой тайны делает нас критическими реалистами и особенно наглядно иллюстрирует библейскую фразу «всяк человек ложь». Тайна такая: человек без твердых принципов и без длительной практики культивирования добродетелей, — это текучее бесформенное существо, готовое принять любые образы и любые идеологии. Если речь идет о власти, о доминировании, о кратковременной выгоде или о физическом выживании. Вчерашние марксисты в пух и прах разносят Маркса, вчерашние коммунисты и комсомольцы предстают в образе самых радикальных националистов и учат всех любить родину. Вчерашние атеисты озабочены вопросами чистоты православия. «Умрешь — начнешь опять сначала, и повторится все, как встарь»… Иметь твердые принципы весьма обременительно в наших краях. Но, с другой стороны, как же тогда сохранить человеческое достоинство и сам образ человеческий? Впрочем, эти вещи рыночной цены не имеют. Зачем тогда ими утяжелять собственное бытие? Правда, если освободиться от этих ненужных вещей, останется ли вообще бытие?…

Print Friendly
Standard